Антон Алиханов: мы в Калининграде привыкли смотреть страху в лицо

21.04.2022

Транзит в Калининградскую область после введения пятого пакета санкций ЕС продолжается в обычном режиме, а контроль со стороны Литвы уже вернулся к обычному уровню, заявил губернатор региона Антон Алиханов. В интервью РИА Новости он рассказал, может ли Литва в одностороннем порядке закрыть границу, и возможна ли блокада Калининграда, а также как в условиях санкций работают калининградские заводы, и как регион готовится к предстоящему туристическому сезону.

— Антон Андреевич, в рамках пятого пакета санкций ЕС был запрещен пропуск на территорию ЕС автотранспорта, зарегистрированного в РФ и Белоруссии. Транзит в Калининград при этом не был запрещен. Какова сейчас обстановка с транзитом, и возникают ли какие-то сложности у перевозчиков?

— Мы на прошлой неделе проводили совещание с бизнесом. Все на самом деле жили негативными ожиданиями и готовились, что решение будет без учета транзита в Калининград. Поэтому рассматриваем текущий момент, наоборот, с позитивной стороны. Наши перевозчики, которые работают с другими регионами России, занимаются транзитом через территорию Литвы из Калининграда в другие регионы России и обратно, продолжают работать.

Другой вопрос, что достаточно большое количество калининградских перевозчиков работали на европейском рынке. Это не только Польша, это и Германия, Франция, много где они занимались бизнесом. Конечно, для них сейчас не очень позитивные новости с закрытием, но у них есть возможности, и они уже этим занимаются, переориентироваться на перевозки в Россию. Мы работаем с ними над мерами поддержки, сейчас Торгово-промышленная палата предлагает нам определенные меры, будем рассматривать.

— А на европейских перевозчиков, которые занимались в том числе транзитом в Калининград, как-то повлияла ситуация?

— Понимаете, дело в том, что они себя не ограничили. Мы никаких конкретных ответных мер не ввели. Ну и, откровенно говоря, я как губернатор Калининградской области могу сказать, что я просил бы учитывать, что нас не надо ограничивать в возможности завозить что-то европейскими перевозчиками. Для нашего региона сейчас это единственная возможность получать некоторые товары. И нам бы, конечно, очень не хотелось ограничений в автоперевозках, потому что мы достаточно много всего ввозим из Европы. Нам нужно, чтобы возможность такая была.

— Калининград, помимо транзита из РФ, потребляет и белорусские продукты и товары. Как введенные ограничения сказались на белорусских перевозчиках, и как будут перенаправлены эти потоки?

— С белорусами все сложнее. Мы сейчас пытаемся эти вопросы отрегулировать. Калининградская область потребляла и потребляет товары из Белоруссии, и получается, что сейчас белорусские перевозчики не могут двигаться в сторону Калининграда, за исключением тех товаров, которые вывезены из-под санкций: это аграрный сектор, медицинский сектор и гуманитарный ввоз. Но у нас есть потребление и других товаров, которые нам важны, нужны, и пока мы сейчас подстраиваемся. Приходится их вывозить в РФ, потом везти обратно. Но это усложняет логистику.

— Но это решаемо?

— Решаемо, но, конечно, приятного в этом мало, потому что это несомненно будет удорожать все расходы.

— На паромной линии Балтийск — Усть-Луга сейчас работают три парома, в ближайшее время ожидается четвертый. Когда он может выйти?

— Паром «Генерал Черняховский» мы ждем в сентябре. Он стоит на рейде.

— Насколько он улучшит ситуацию, и сколько паромов нужно Калининградской области, чтобы полностью обеспечить транспортную безопасность?

— Смотрите, есть несколько версий, я уже называл разные цифры под разные сценарии. Нужно понимать, что у нас очень большой рост спроса, который вызван санкционными пакетами. Есть товары, которые теперь подпадают под понятие «товары двойного назначения», они переориентировались на морские перевозки, чтобы не проходить экспортный и транзитный контроль в Литве. Там априори выросла нагрузка на это транспортное плечо.

Плюс, в какой-то момент, когда упал рубль, автомобильный фрахт вырос практически моментально в два раза. Сейчас ситуация нормализуется, фрахт подходит практически к тому же уровню, на котором был. Ценам есть еще куда падать, но это вопрос времени. Сейчас многие перевозчики, лишившиеся возможности работать в Евросоюзе, возвращаются на родину, на обслуживание внутреннего транзита, здесь будет позитивное влияние на цену, и это радует.

А что касается паромов, они сейчас загружены достаточно серьезно — от 80% до 100% в зависимости от момента времени. Четвертый паром, несомненно, нужен. Кроме того, различный бизнес, в том числе калининградский, ведет переговоры о покупке собственных сухогрузов, танкеров, контейнеровозов, чтобы обслуживать собственные нужды. У нас есть собственные игроки в регионе, которые могли бы себе приобретать суда.

Если говорить про полное перекрытие всего грузопотока, имея в виду и ж/д, и авто, то примерно 20 миллионов тонн грузов в год нужно Калининграду для внутреннего потребления и переработки. Это то, что мы отправляем в большую Россию и привозим не только для нужд граждан, но и для нужд предприятий. Этот общий товаропоток — примерно 20 миллионов тонн. Здесь назвать точное число паромов я не могу, потому что паромы бывают разные. Сейчас у нас на линии паромы ж/д и авто. Но у нас большая часть грузов — это сухие грузы, тот же цемент, зерно. Можно перевозить топливо не в цистернах, а через специальные суда. Поэтому какое количество окончательно нам понадобится, сказать достаточно сложно. Но мы исходим из того, что если годовой объем перевозимых грузов у парома от 800 тысяч до одного миллиона тонн, то примерно плюс-минус 20 судов нам понадобятся.

— Действующие паромы ограничены в количестве пассажирских мест, и люди, которые сопровождают грузы, часто вынуждены сами лететь самолетом, пока груз идет по морю. Этот вопрос можно как-то решить?

— Цена перелета от Петербурга до Калининграда не такая большая. Но мы сейчас работаем над круизными лайнерами — это один из ответов. Нам нужно превращать Калининград в такой остров, у которого будет связь с большой землей через круизный лайнер в том числе.

— Когда могут быть запущены круизы?

— Мы получили письмо о намерениях от компании-владельца круизного лайнера «Принцесса Анастасия». Они готовы его поставить на линию Балтийск-Петербург. Мы в ближайшее время будем встречаться с ними и обсуждать этот вопрос.

— Он может в этом сезоне уже выйти?

— Я очень надеюсь. В принципе, ничего этому не мешает, с учетом того, что сейчас все европейские порты закрыты.

— Литва обещала усилить охрану транзита в Калининград, вплоть до сопровождения перевозчиков вертолетами. Эти меры начали действовать?

— Несомненно, они усилили контроль транзита, мы это почувствовали примерно четыре недели назад. Сейчас все вернулось, можно сказать, к обычному режиму. Если в какой-то момент времени досматривали чуть ли не каждую машину, прогоняли через всю специальную технику, сейчас немного попроще стало, мы вернулись на те уровни по количеству машин, пропускаемых в день, которые мы видели и до.

Что касается сопровождения, думаю, им есть на что потратить ресурсы. Несколько сотен автомобилей ежедневно пересекает границу, следить за ними всеми — очень странно, на мой взгляд.

— Отказ Литвы от российского газа как-то повлиял на газоснабжение Калининградской области?

— Вы знаете, надо вообще уточнить у «Газпрома», действительно ли они отказались, потому что у Литвы заявления и реальность — это иногда очень сильно отличающиеся друг от друга вещи.

Газоснабжение Калининградской области продолжается через магистральный газопровод, который проходит через территорию Литвы, мы получаем газ, собственно, без всяких ограничений. Даже если там что-то случится, у нас есть резервный вариант — станция регазификации, которая сооружена на специальном острове. У нас есть подземное хранилище газа. Поэтому нет никаких опасений за энергетическую безопасность.

Я вот прочитал новость, что Латвия не готова к отключению от работы в едином энергокольце с Россией и Белоруссией. Но мы-то готовы, Калининград готов. Если такое решение будет принято, то мы, в принципе, даже не почувствуем.

— Литва также понизила уровень дипломатических отношений с РФ, закрыла генеральное консульство России в Клайпеде, предписала послу РФ покинуть Вильнюс, отозвала своего посла из Москвы. Как на этом фоне работает консульство Литвы в Калининграде?

— Нас покинули только поляки, литовцы пока не покинули. Но мы настаиваем, что в Калининграде — особая ситуация с учетом литовского транзита. Нам нужна возможность получать как минимум упрощенную транспортную визу. Консульство Литвы должно оставаться здесь, чтобы выдавать эти визы.

— А с чем связано решение Польши о приостановке выдачи виз в Калининграде?

— Польское консульство временно, я надеюсь, прекратило работу, и некому выдавать.

— Это исключительно с человеческим фактором связано?

— Да, здесь некому просто выдавать их. Но шенген выдает и литовское консульство, его можно открыть в той же Литве и потом спокойно ездить и пользоваться в шенгенской зоне.

— Вы говорили, что ЕС открыл границу на въезд из Калининграда. А с нашей стороны какая ситуация, когда будут сняты ограничения?

— Мы такое обращение направили. Предварительно МИД России поддержал нашу инициативу, в настоящее время вопрос находится на рассмотрении других заинтересованных ведомств.

Правда, я посмотрел, там какие-то негативные на эту тему комментарии. Вы знаете, я разумные решения, которые нужны и полезны калининградцам, не противопоставляю геополитическому моменту. Конечно, мы — жители региона, россияне — поддерживаем политику нашего президента, нашего правительства, но у нас есть свои особенности. И это никак не связано с тем, что мы приветствуем какие-то ограничительные шаги со стороны прибалтов. Конечно, не приветствуем и с большим сожалением к ним относимся, но истероидное поведение наших соседей и антироссийское, русофобское откровенно настроение началось не 24 февраля 2022 года. Они в своей русофобии давно себя возгоняли к тому, где они очутились в смысле дипломатических отношений с нашей страной сейчас.

У нас есть потребность, у нас есть люди, которым хотелось бы в том числе своим личным транспортом добраться до основной территории Российской Федерации. Я считаю, что такую возможность надо им дать.

— Заявление Литвы о возможном закрытии границы с Россией и Белоруссией имеет какие-то реальные основания? Может Литва закрыть границу?

— Нет, Литва в одностороннем порядке не может это сделать. Они выносили это предложение на уровне Евросоюза, и это решение в пятом пакете санкций отражено — запрет на оперирование автоперевозчиков через территорию ЕС за исключением калининградского транзита, то есть такой казус белли не стали создавать в отношении Калининграда и оставили транзит. Я считаю, сделали достаточно разумно, в этом смысле они пока соблюдают эти соглашения свои, обязательства, хотя складывается иногда ощущение, что про право они уже забыли давно.

— Заявления о блокаде Калининграда из стран Прибалтики звучат все чаще и чаще. Блокада возможна?

— Это заявления достаточно одиозных людей, я бы к этому относился пока спокойно. Ну и блокада невозможна. Самолеты летают, и они летают по нейтральным водам. Водный транспорт всегда нас свяжет, у нас есть такая возможность. Но я крайне сомневаюсь, что Европа, например, ж/д транспорт будет останавливать, потому что закрытие ж/д транспорта — это полное перекрытие возможностей для транзита грузов, например, из Юго-Восточной Азии и из Китая. Достаточно посмотреть на карту и понять, что этот новый «шелковый путь», который в том числе через Калининград идет, тогда в принципе становится невозможным для Европы в целом. А Европа от этого транзита выигрывает, она экономит на перевозке достаточно большое количество времени, ну и по деньгам это иногда дешевле, чем водный транспорт, не говоря про то, что это быстрее в 3-4 раза.

— Польский Гданьск ранее разорвал партнерские отношения с Калининградом. Как ранее взаимодействовали города, и какие именно отношения были разорваны?

— Мэрия Калининграда в рамках заключенных соглашений о сотрудничестве долгие годы взаимодействовала с Гданьском, Гдыней, Ольштыном, Эльблонгом, Лодзью, Белостоком, Торунью, Кентшинскиим Повятом. В рамках сотрудничества проводились совместные мероприятия в сфере культуры, туризма, спорта и образования. В феврале 2022 года по инициативе Гданьска действие соглашения о сотрудничестве было приостановлено.

Многие муниципалитеты Калининградской области получили от своих иностранных партнеров однотипные сообщения о либо разрыве, либо приостановке соглашений о сотрудничестве. Очевидно, что в последнее время это сотрудничество и так было достаточно усеченным, ведь по важным для нас вопросам, таким, как, например, сохранение исторической памяти, мы очень расходились во мнениях. Информацию мы приняли — и на уровне муниципалитетов, и на уровне региона. Соглашения приостановлены с их стороны, но они совершенно бесполезны, откровенно говоря, это просто общие меморандумы о дружбе и сотрудничестве, ничего под собой реального не имевшие.

— А как в этих условиях реализуются программы приграничного сотрудничества с Литвой и Польшей?

— Европейской комиссией 4 марта было принято решение о приостановлении сотрудничества с Россией в рамках семи программ приграничного сотрудничества, в том числе Россия—Польша и Россия—Литва. Выплаты российским партнерам по грант-контрактам приостановлены. Из 69 проектов, осуществляющихся на территории Калининградской области, завершены только 13. Этими программами пользовались как европейские приграничные муниципалитеты, так и наши регионы, например, Псковская область. Сейчас ведется работа, направленная на выработку алгоритма действий по завершению проектов на территории региона, ведутся консультации с представителями министерства экономического развития и МИД России. Мы в любом случае эти проекты доведем до конца, даже не будем обращаться за помощью к федеральному правительству, готовы дофинансировать эти проекты за счет регионального бюджета. Настанет время, если европейцы захотят вернуться к этой практике, мы будем рады.

— Власти США ввели санкции против двух калининградских заводов. Под ограничительные меры попали Прибалтийский судостроительный завод «Янтарь» и АО «33 Судоремонтный завод». Скажется ли на них включение в санкционные списки, нужна ли предприятиям какая-то помощь?

— Они уже много лет существуют в режиме, когда необходимо было наращивать компетенции в импортозамещении. Какие-то ситуативные сложности будут, но мы недавно проводили там совещание, и, в принципе, все вопросы уже решены. Это никак на работу нашу не повлияет.

— В декабре вы говорили об увеличившейся активности самолетов-разведчиков НАТО у российских границ. Какова сейчас ситуация, их стало больше?

— Честно сказать? Разведывательная активность в начале проведения специальной военной операции была достаточно большая. Но, судя по всему, они поняли, что надо смещать фокус внимания в другие регионы, и сейчас она находится на уровне ниже обычного.

— А наша? Самолеты Балтийского флота летают?

— А вот про нашу я вам ничего не скажу.

— Вы не опасаетесь, кстати, никаких провокаций на границе?

— Не думаю. Мы же граничим не с Украиной, мы граничим с Польшей и Литвой, поэтому не думаю, что они будут что-то предпринимать.

— Как дела у «Автотора» на фоне приостановки производства BMW?

— Ситуация не лучше, чем у других, достаточно сложная, целый ряд факторов негативно влияет на работу автомобильных производств в России. Это и давление американских властей на страны-поставщики основных компонентов. Это и разрыв логистических цепочек уже не только в части полупроводников, но и в ряде других компонентов, составляющих автопроизводство. Поэтому автобизнес один из самых подверженных негативному влиянию сейчас.

— Вырос ли интерес к специальному административному району на Октябрьском острове в контексте введения санкций против российских бизнесменов и упрощения правил переезда иностранных компаний?

— Несомненно, резидентов стало сильно больше.

— Среди них есть известные бизнесмены, попавшие в санкционные списки?

— Несомненно, но это налоговая тайна. Это даже не в контексте попадания в санкционные списки, это в контексте существенного расширения возможностей этого закона. Это личные фонды, по сути это трастовое законодательство.

— Попавшие под санкции российские миллиардеры не приходят к вам?

— Ко мне лично? Нет, они регистрируются, у нас все достаточно просто — подается заявление, регистрируется быстро. Ну, кто-то звонил, просил побыстрее, но мы и так это делаем за день-два.

Мы рады этому приходу, потому что помимо того, что есть определенные обязательства по инвестициям, мы видим неплохой прирост в части налогов, поэтому САР нас не то чтобы спасает, но является неким демпфером в плане бюджетного самочувствия региона.

— А яхты российских миллиардеров, попавших под санкции, не перейдут на Балтику?

— Яхты и самолеты можно было давным-давно регистрировать на САРе, причем непосредственно парковать их на набережных острова Октябрьский не надо было. Честно скажу, когда я смотрю эти новости, что у какого-то богатого человека отобрали яхту стоимостью 700 миллионов долларов, у меня сердце кровью обливается, потому что на эти деньги можно было построить все проекты марин, причалов и всего, что мы проектируем в Калининградской области, сломать, построить еще раз, сломать и построить в третий раз.

Поэтому для меня это просто расстройство. В принципе, на те ресурсы, которые в одну яхту вложены, можно было бы давным-давно уже в Российской Федерации создать хотя бы одну классную верфь высокого уровня, мирового, на которой строились бы такие яхты. Создали бы себе инфраструктуру, спрос есть. Мне кажется, пришло время всем этим людям начать парковать все эти яхты на Родине, можно на Балтике, на Черном море, да где угодно, и вкладываться в инфраструктуру, обслуживание этих яхт, ремонт. Калининградская область всегда была, кстати, столицей северо-западного судоремонта. Здесь есть все предпосылки для этого. Поэтому, надеемся, что они услышат.

— К вам никто из миллиардеров не обращался с просьбой спасти яхты? Владивосток недавно принял яхту Алексея Мордашова.

— Спасать яхту — это, наверное, к руководству Минобороны, а не ко мне, потому что у меня нет даже катера надувного своего.

— А вы, кстати, не боитесь под санкции попасть?

— Нет, не боюсь. Чего бояться-то. Мы в Калининградской области смело смотрим открытыми глазами страху в лицо.

Я тут переписывался с одним своим знакомым. Они перестали отгружать продукцию в наш порт, я созванивался с владельцем этого бизнеса, объяснял, что транзит калининградский весь открыт. Он говорит: «Да? Сейчас проверим, если что не так, то я тебя наберу». Но не перезвонил. И вот сегодня один мой знакомый, который работает в этой компании, написал, что начинаем отгружать, спасибо большое. Он говорит: «Мы боялись». Я говорю: «Мы просто в Калининграде смотрим страху в лицо каждый день, поэтому нам ничего не страшно, и вы тоже не бойтесь». Мы тут привыкли ко всему, никого и ничего не боимся.

— Насколько сейчас Калининградская область обеспечивает собственную продовольственную безопасность и может ли в какой-то перспективе обеспечить ее на 100%?

— На 100% — мало кто может похвастаться такими возможностями, если говорить о стране в целом. Но основные продукты питания у нас закрыты по нашим потребностям.

Исключение пока составляют овощи. Мы запустили недавно большую теплицу на четыре с лишним гектара, сейчас еще одну — на шесть с лишним — строим в том же Гвардейском районе. Думаю, в следующем году сможем хвастаться тем, что достигли круглогодичной самообеспеченности по овощам. Будем в декабре, январе и феврале иметь свежие огурцы и помидоры.

А если говорить про дальнейшее наращивание импортозамещения, то акцент надо смещать в селекцию и генетику в животноводстве и птицеводстве. К сожалению, не могу сейчас с уверенностью сказать, что это под силу региону в одиночку, но уверен, что в ближайшее время сможем воспользоваться какими-то мерами на федеральном уровне и тоже будем в это целиться. С крупным рогатым скотом у нас такой проект уже реализован, есть свой селекционно-генетический центр по молочным коровам. Он начал заниматься сексированным семенем, вероятность того, что от этого семени родится девочка, выше 70%. Для животноводов это важно, когда ты берешь нетеля, желательно, чтобы внутри этого нетеля была еще одна девочка.

— В регионе были сложности с дизельным топливом из-за того, что его запретили везти транзитом через Литву. Нормализовалась ли ситуация?

— Были, но решены. Это была частная ситуация, она была вызвана тем, что экспедитор, который использовался нашими потребителями, попал в санкционный список. Он не непосредственно экспедитор, а компания принадлежала санкционной компании, так скажем.

— Начал ли Калининград готовиться к туристическому сезону?

— Главное, что нужно помнить всем российским туристам, это что в Калининград можно и нужно прилететь, стоит это столько же, сколько стоило в прошлом году, самолеты летают, никто на нас не нападает, все у нас хорошо и замечательно. Море такое же прохладное, но летом можно купаться, солнышко светит, травка зеленеет, старинные постройки приводятся в порядок, город тоже хорошеет с каждым годом. Помимо моря можно поехать много куда. Так что Калининград ждет вас в гости.

— Инфраструктура региона готова к росту турпотока?

— Несомненно. Потому что прошлый год был рекордным. Открываются несколько новых отелей, они рекордно как-то не меняют нашу инфраструктуру, занимаемся этим дальше, но, еще раз повторю, помимо Зеленоградска, Светлогорска, Пионерского, Янтарного есть и другие направления, куда можно поехать. То есть, если вы уже бывали в Калининградской области, то советую обратить внимание на восток региона, ну, как минимум, на несколько дней туда стоит съездить, там тоже очень интересно, и есть чем заняться.

— Вы, кстати, не обсуждали с РЖД возможность увеличения числа поездов в контексте курортного сезона?

— Нет, не обсуждали. Честно говоря, все потребности, которые у нас есть, закрываются действующими поездами и растущим к сезону количеством самолетов. С учетом того, что сейчас ограничено число направлений, куда летают наши авиакомпании, а в Калининграде к чемпионату мира по футболу 2018 года были реконструированы полностью и аэропорт, и вся аэродромная инфраструктура, у нас длинная взлетно-посадочная полоса, и любой тип самолета может приземляться и взлетать, мы очень надеемся, что большие самолеты с расширенной пассажироемкостью смогут к нам тоже прилетать.

— Сколько беженцев из ДНР, ЛНР и Украины уже доехали до Калининградской области?

— Несколько десятков семей. Но Калининград, в силу своей специфики, привлекает людей, у которых здесь есть родственники, какие-то знакомые, таким людям есть где остановиться. Мы в основном им помогаем с документами, с устройством на работу. Вот недавно моя бывшая коллега по Минюсту писала, что ее родственники из Мариуполя переезжают, хотят на постоянное место жительства. Хорошая семья, врачи, поэтому думаю, что мы с удовольствием их здесь приземлим. Это не централизованно.

— Среди героев специальной военной операции на Украине есть калининградцы, про которых вы могли бы рассказать?

— Да, конечно. Но про такое рассказывать не буду. Я-то знаю, но пока не уверен, что это нужно рассказывать в СМИ от моего лица. Но наши ребята, причем и офицеры, и старшие офицеры проявляют героизм на Украине сейчас. Хочу пожелать им всем вернуться домой живыми-здоровыми. Ну, и победы, конечно.

— Как идет подготовка к выборам губернатора Калининградской области, и действительно ли обсуждается вопрос отмены или переноса прямых выборов глав регионов в этом году?

— Не знаю, со мной не обсуждается. Если вы спрашиваете мое мнение, личное, как губернатора Калининградской области, который в этом году хотел бы переизбраться, я хотел бы переизбраться, потому что мне кажется, что власть подтвержденная, собственно, выбором народа, а не просто, как сейчас обсуждается, полученная через голосование регионального заксобрания, облдумы, для любого политика ценна и важна.
Мне сложно комментировать, какое будет решение, потому что, помимо Калининграда, есть много других регионов, ситуация может быть разная, но как политик региональный могу сказать, что я бы хотел пойти на выборы и быть избранным в честной борьбе.

Аналитика на тему
Обзор
14.08.2020
Обзор
14.08.2020
Контейнерные железнодорожные перевозки на евразийском пространстве в первом полугодии 2020 г.

Пандемия негативно повлияла на функционирование цепочек поставок из-за сбоев в транспортной инфраструктуре. Железнодорожный транспорт проявил себя надёжным способом поставок: объём контейнерных перевозок в сообщении Китай — Европа — Китай в 2020 г. резко увеличился на 57,6% по сравнению с первым полугодием 2019 г.

Статья
04.10.2021
Анализ железнодорожной сети инициативы «Пояс и путь»

В статье рассматриваются шесть основных железнодорожных коридоров вдоль «Пояса и пути». Результаты исследования показывают, что ключ к росту эффективности — увеличение пропускной способности погранпереходов.